Get Adobe Flash player

News

Первосвященника, шедшего своим путем, враги схватили и зарезали у жертвенника, там, где изо дня в день приносился в жертву Тамид. Его дочь выбежала и закричала: "О горе, горе, отец мой, свет моих очей!" Враги схватили ее и зарезали, так что кровь ее смешалась с кровью отца. Когда когены и левиты увидели, что Храм сгорел, они взяли в руки свои трубы и другие музыкальные инструменты, бросились в огонь и сгорели. Когда девы Иерусалима, прявшие занавесь для Храма, увидели, что Храм сгорел, они бросились в огонь и сгорели.
Когда царь Цидкиягу все это увидел, он попытался бежать по подземному ходу, который вел из его дома в степи что близ Йерихо, туда, где проходил канал, наполненный водой. Но Всевышний устроил так, что олень бежал в это время над подземным ходом, а вавилоняне гнались за ним. Олень подбежал к выходу из подземного хода как раз тогда, когда Цидкиягу и его сыновья выходили оттуда. Вавилоняне увидели их и схватили.

 Навузарадан послал их (Цидкиягу и его сыновей) к Навухаднецару. Навухаднецар обратился к нему: "Скажи, Цидкиягу, что побудило тебя восстать против меня? По какому закону должен я судить тебя? Если по закону твоего Б-га — ты подлежишь смерти, ибо дал ложную клятву Его Именем. Если по законам царства — ты подлежишь смерти, ибо всякий, кто нарушает клятву верности, данную им царю, подлежит смерти". Цидкиягу ответил: "Убей меня первым, чтобы я не увидел, как проливается кровь моих сыновей". Сыновья его также обратились к Навухаднецару: "Убей нас первыми, чтобы мы не увидели, как кровь нашего отца проливается на землю". Навухаднецар поступил так. Он убил сыновей на глазах отца, а затем вырвал ему глаза из глазниц и бросил их в печь. Затем он увел Цидкиягу в Вавилон. Цидкиягу стенал и говорил: "Приходите и смотрите, смертные! Йирмеягу, пророчествуя, говорил мне: "В Вавилон ты придешь, и в Вавилоне умрешь, но Вавилона глаза твои не увидят!" Я не прислушался к его словам — и вот, я в Вавилоне, но глаза мои не видят его!"

Когда пророк Йирмеягу возвращался из Анатот в Иерусалим, он поднял глаза к небу и увидел дым, поднимающийся над Храмом. Он сказал себе: "Быть может, еврейский народ раскаялся в своих грехах и приносит жертвы Всевышнему, раз я вижу, что поднимается дым от воскурений". Но когда он поднялся на стену и увидел, что Храм превратился в груду камней, а стены Иерусалима разрушены, он начал причитать: "Уговорил Ты меня, Г-сподь (покинуть Иерусалим), и я дал уговорить себя" (Йирмеягу, 20,7).

У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме