Get Adobe Flash player

News

Шествуя своим путем, он начал причитать, говоря: "По какой дороге пошли грешники? По какой дороге пошли осужденные на гибель? Я пойду туда же и погибну с ними". Он увидел тропу, залитую кровью так сильно, что она покрывала обе ее стороны. Он прильнул лицом к земле и увидел следы маленьких детей, которых уводили в плен. Он распростерся на земле и стал целовать эти следы. Он увидел группу юношей, закованных в цепи, и присоединился к ним. Но Навузарадан пришел и отделил его от них. Он увидел группу стариков, закованных в цепи, и присоединился к ним. Пришел Навузарадан и отделил его от них. Они стояли друг напротив друга и плакали. Он сказал: "Братья мои, народ мой, все это произошло с вами из-за того, что вы не внимали моим пророчествам". Когда он прибыл к берегу реки Прат (Евфрат), Навузарадан сказал ему: "Если хочешь идти со мною в Вавилон, иди" (Йирмеягу, 40,4). Йирмеягу задумался и ответил: "Если я пойду с ними в Вавилон, кто утешит тех, кто остался в Иерусалиме?" Он оставил их (пленников, уводимых в Вавилон). Когда пленники увидели, что Йирмеягу оставил их, они горько зарыдали, говоря: "Неужели ты нас покидаешь? Ведь сказано в Писании: "На реках вавилонских — там сидели мы и плакали" (Тегилим, 137,1)". Йирмеягу ответил им: "Я беру в свидетели небо и землю — если бы вы заплакали один только раз, пока жили в Ционе, то не были бы изгнаны оттуда".

Йирмеягу шел, плакал и говорил: "Как жаль тебя, прекраснейшая из стран!" На своем обратном пути он [повсюду] находил в горах отрубленные пальцы рук и ног, подбирал их, ласкал, прижимал к груди и целовал, а затем заворачивал их в свою одежду и, плача, говорил: "Дети мои, разве я не предостерегал вас, говоря: "Воздайте славу Г-споду, Б-гу вашему, пока еще не наступила тьма и пока еще ноги ваши не споткнулись на горах мрака" (Йирмеягу, 13, 16). Об этом грозном часе сказано: "Подниму я плач и стон о горах и рыдания — о пастбищах пустыни" (Йирмеягу, 9,9). Об этих прекрасных горах я буду плакать, и плач мой о Яакове станет рыданием".

В Писании сказано: "И отошла Слава Г-спода от порога дома" (Йехезкелъ, 10,18). Рав Аха сказал: "Так царь оставляет свой дворец в гневе. Но затем он возвращается, целует стены дворца и его колонны и говорит: "Горе тебе и прощай, мой дворец! Горе тебе и прощай, мой царский дом! Горе тебе и прощай, дом моих близких! Горе тебе и прощай, отныне — горе тебе и прощай!""

У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме У Стены плача в Иерусалиме